В мире нет ни плохих, ни хороших...



Распахну свое сердце настежь,
От тревог и сомнений очищу.
Вдохну истину вместо фальши,
Радость выдохну вместо корысти.

Станет душа моя просторным домом,
Без стен, полов, потолков.
Не сжечь его, не вскрыть ломом,
Он открыт - ни дверей, ни замков.

Пусть горит там, как в храме, лампадка
Маяком для тех кто во тьме.
Им своей доброты было жалко,
Впрочем, как и тебе и мне.

А сейчас я хочу, чтобы сердце,
Расширяя свой небосвод,
Поместило в себя вселенную -
Вечных душ неземной хоровод.

И пускай закружатся в танце
Птицы, духи, планеты, люди -
Вы пришли сюда наслаждаться!
Улыбайтесь, свободны будьте!

Нет в безмерном доме гостей непрошеных
И никто не пришел напрасно -
В мире нет ни плохих, ни хороших -
Есть счастливые и несчастные.

Важно чтоб сердце видело
Сквозь уныние и презрение,
За озлобленностью и неверием
В каждом искорку чистого света.

Чтобы открылось в груди око,
Не моргая, ведало смело!
Чтобы взглядом своим глубоким
Исцеляло, спасало, грело...
©
  • Current Music
    ОдноНо feat. Sunsay - В мире нет ни плохих, ни хороших...
  • Tags
    ,

Отпечатки

Ни смысла, ни воли, ни точности
В записях этих спонтанных,
Не имеют они адресата,
Не содержат вменяемых данных.

Лишь мыслей моих отпечатки,
Рожденных, летящих, гниющих,
Лишь отблески знаний и опыта
И домыслов тёмная гуща.

Не важно быть понятым каждым -
Сперва б самому разобраться,
Не стоит со всеми быть искренним -
С собою бы честным остаться.

Есть плюс в одиночестве сером -
В бесчисленных самокопаниях
Не слушая сплетен, похвал, обвинений,
Не думая об оправданиях.

В поисках чистой гармонии жизни,
В беспечном стремленьи к единству духовному,
Радуясь счастью, себе сотворённому,
Неразделимому, неразделённому...

Ключ на старт

Каждый звук голоса - в сердце,
Дециметры жестов - как молнии,
Грохнут в груди килогерцы,
Глохнет душа от безумия,
Стою у площадки как мумия,
Что-то спросили, что-то ответил - не помню...

Тонкая, тончайшая нить,
Истонченная - топором не разрубишь,
Метров в пятнадцать, не больше -
От меня до тебя!
Но тише ты, тише,
Вспугнешь, загубишь,
Лучше развей, рассей, разбей...
Как-нибудь вспомнишь - забудешь,
А иначе всю жизнь не взлюбишь,
Отпусти, не жалей...

Метр, ещё, в темноте, и за руку:
Стой, подожди, послушай!..
И всё шквалом, как на духу
В эти милые уши.

Дождался, добился, собравшись с силами,
Секунда, ещё, - и ответ -
Нет...
Извини...
Не могу...
- По сердцу ржавыми вилами.

Мгновенный сильнейший вакуум
Тотчас распирает до боли,
И не знаю, смеяться иль плакать,
И, с трудом собрав последние капли воли,

Иду рядом.
Лишь бы не взорваться,
Не осыпать мощнейших чувств градом,
Просто как было оставить, остаться,
Слегка извинившись взглядом.

Снова до боли знакомый сюжет,
Прекрасный и убивающий,
Снова всё в точности голос судьбы,
Смеясь, повторяющий.

Та же история.
Но стойте, простите,
Чудес не бывает!..
Послезавтра вернусь в дефолт-сити,
Рабочий компьютер, жара за окном,
И вечерами - всё об одном:

Где ты, единственная? Кто ты? Найдись!
Не исчезни опять таинственно,
Не сгинь в бесконечность
В сердца глубинах,
Ждать буду долго,
Годы,
Вечность,
Искать ещё и ещё,
Строить любовь,
Новую,
Свежую,
На чувств испещренных руинах...

Девятое августа


Южная ночь. Звездная, темная, теплая, великолепная... Тонкий чистый воздух, симфонии цикад, каждая на своей ноте пронзительно... Пролетает по черному небесному куполу беленькой нитью падучая звездочка... пролетает за ней вдогонку желание, сорвавшись тотчас же... и вскоре еще одна ниточка, и снова мечта всё тем же рефреном, всё о той же единственной любимой, чью милую руку так хотят держать мои пальцы, и слушать, слушать эту красоту, и сидеть, замерев, прижавшись друг к другу... и удивляясь запаху чистоты, пытаться утонуть в нём всё глубже... и слышать улыбку через тихое восторженное дыхание, и улыбаться в ответ нараспашку, всей душой... и в голове только одна молитва, любимая, прекрасная, будь со мной здесь и сейчас, потом и навсегда... наивысшее счастье, самое светлое и беспредельное - любовь - смысл мироздания и пик всех стремлений, любовь и высота, любовь и полет, любовь и эйфория, любовь и мы с тобой... аккуратно подул тёплый ветерок, зашелестели листья айвы, и снова звездочка, еще одна нить...

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Самая сложная в мире головоломка

1

Перед вами самая сложная в мире головоломка.

Сколько в этой головоломке уровней, я не знаю, так как сама только начала играть :)

В головоломке есть подсказки, но если думать стандартными шаблонами, никакие подсказки не помогут.

Авторы советуют воспринимать подсказки буквально, но при этом рассуждать нестандартно.

Так что думайте, спрашивайте, помогайте :)

Collapse )

Впечатления от нового альмоба Linkin Park "Living Things"

Моя оценка - четыре с минусом.

+) Очень хорошо сделанная музыка, классно подобранный звуковой ряд, эффекты, аранжировка и качественное исполнение.

-) Дурацкие никчёмные мелодии, никакущий вокал, будто Честеру с бодуна пришла идея слабать дюжину новых песенок, и он осуществил её за пару часов. Уровень 1999 года, когда ещё вместо LP были две зелёные группы - Grey Daze и Xero.

+) Есть несколько хороших песенок. Все они прозвучали в фестивальном туре LP, в том числе и на Максидроме.

-) Большинство текстов - тема неразделённой и обманутой любви молодого тщедушного паренька. Тема, которую LP не переставая мусолят уже десятый год с самого первого альбома Hybrid Theory.

В целом - разочаровали. Впрочем, предыдущий альбом глобальных размышлений на ядерную тему A Thousans Suns на мой взгляд есть и остаётся лучшим, лично мне надоест ещё не скоро :).



О чём мечтает моя книжная полка

  1. Бронислав Баландин "10000 вопросов для очень умных"
  2. Саида Сахарова "Академия домашних волшебников"
  3. Фёдор Березин "Война 2030. Красный рассвет."
  4. Джованни Боккаччо "Декамерон"
  5. Алекс Лесли "Жжизнь без трусов"
  6. Нил Гейман "Звёздная пыль"
  7. Дональд Кнут "Искусство программирования"
  8. Уильям Паундстоун "Как сдвинуть гору Фудзи"
  9. Эрик Бёрн "Люди, которые играют в игры"
  10. Рэй Брэдбери "Марсианские хроники. 451° по Фаренгейту. Рассказы"
  11. Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"
  12. Джон Грэй "Мужчины с Марса, женщины с Венеры"
  13. Михаил Пришвин, Валерия Пришвина "Мы с тобой. Дневник любви"
  14. Максим Горький "На дне"
  15. Фрэнсис Скотт Фицджеральд "Ночь нежна"
  16. Лоуренс Лессиг "Свободная культура"
  17. Вадим Зеланд "Трансерфинг реальности"
  18. Уинстон Грум "Форрест Гамп"
  19. Роберт Хайнлайн "Чужак в чужой стране"
  20. Синкен Хопп, Ян Экхольм, Турбьёрн Эгнер, Туве Янссон "Юн, Софус и другие из Скандинавии"
А вот этот же список желаний на Озоне

жизнь

Жизнь изумительна. Она утончённо хитра и по-детски непосредственна. Она совсем как море. Набросится всем своим дико очаровательным великолепием, а потом схлынет, беспощадно швырнув в оглушительную тишину. Нечаянно впорхнёт адской бурей в тихую размеренную мелочную суету, взобьёт в радужную пену глубоко сидящие, давно покрытые пылью эмоции, восторженно разворотит самые закостенелые стереотипы - и оставит как маленького беспомощного ребёнка на перекрёстке множества одинаково манящих и одинаково опасных дорог. И заставит выбрать, и запретит жалеть, и не простит ошибки, и не позволит вернуться.

31.46 КБ

[ сон 2011-05-31 ]

Я отдыхал один в летнем зелёном лесу: ходил по мягкой траве босиком, купался в близлежащем пруду, наслаждался теплом и солнцем. Позже я встретил стоянку: там было три парня и они пригласили меня в свою шумную компанию. Мы долго сидели, общались, смеялись, что-то ели-пили, а потому погрузились в машину и поехали на пляж - тот самый длинный сказочный "ступенчатый" пляж, который то и дело снится мне в необычных красках.

Они вышли из машины и направились к морю, а я задержался, чтобы собрать нужные вещи: книгу, полотенце, мази, всякие нужные мелочи и т. д. - я хотел задержаться здесь подольше. Это место было изумительно и оно наконец приснилось мне снова.

Стоянка соединялась с пляжем двустворчатой дверью с запертой левой створкой. Зайдя в дверь, я увидел первую, самую людную часть пляжа - это был большой и высокий ряд трибун, как на стадионе, на них было полно народа: все наблюдали море, веселились и живо обменивались впечатлениями. Я долго искал глазами в толпе ту компанию, но не смог найти. Я пошёл к машине (может быть, кто-то из них вернулся) и, подходя к входной двери, увидел молодую мамашу с широкой коляской. Коляска не помещалась в одну половину двери, а девушка суетливо пыталась открыть левую створку, но у неё ничего не выходило. Я пришёл на помощь и поднялся на ту сторону: сразу за дверью была ступенька в полметра высотой, а нижняя маленькая щеколда находилась между дверью и ступенькой, и я еле достал до неё пальцами. Когда я справился с дверью, девушка уже ушла, не дождавшись.

Стоявший рядом высокий лысоватый мужчина сказал: "Сейчас я её позову, только подержите эти документы". Он протянул мне файл обычной ширины, но высотой почти метр. В нём была полуторасантиметровая толща бумаг такого же необычного формата. Потом мужчина спросил у меня номер телефона на случай, если они вернутся и нужно будет отпереть створку снова. А пока её нужно было притворить, и я воспользовался большой наружной щеколдой. Правда, дверь болталась на одной щеколде, но мне неохота было париться с внутренними, я уже ободрал себе пальцы.

За дверью было гигантское полутёмное помещение, похожее на кухню частного дома, только во много раз больше. Я стоял на линолеуме босиком. Ко мне вышел тот мужчина: он не нашёл девушку и вернулся. "А у вас случайно не будет... оранжевой... энергии?" - медленно и вкрадчиво спросил он. Я пожал плечами и сделал вид, что совершенно ничего не понимаю, хотя уже догадывался о чём идёт речь. Это была одновременно массовая игра, пирамида и секта. Игра заключалась в том, что участники имели некоторое количество цветных карт с разными названиями. Разные карты приносили разную пользу или давали какие-то преимущества. Все могли обмениваться этими картами, встречаясь магазинах, школах, на улицах - иногда в разных городах и даже странах. Кроме обмена был ещё вариант "ограбления" со своими хитростями и правилами. "Оранжевой энергией" были карты с оранжевой рубашкой и каким-то знаком энергии. Эту игру участниками надлежало распространять среди других, привлекая новых людей и получая за это дополнительные карты. А в длинном документе были правила, бланк нового участника и несколько карт. Я пролистал правила и ближе к концу стал натыкаться на непонятные термины. Наконец, я выяснил, что речь шла о секте еврейского происхождения типа каббалы, а вся затея с картами была чем-то вроде образа жизни посвящённых.

Мужчина пригласил меня в это всё, но я отказался: "Знаете, я не люблю участвовать в таких вещах" - и ушёл прочь к другому выходу. Туда надо было долго идти по дороге налево от пляжа, и чем дальше я шёл, тем больше узнавал вокруг огороды Ахтырского детского сада №13. Недалеко от выхода (там тоже была двустворчатая дверь с запертой левой стороной) я присел на бордюр отдохнуть. Карты выпали у меня из рук и их разнесло ветром по рядам проросшей картошки.

К выходу на большой скорости приближалась серебристая машина наподобие пикапа; я ожидал, что она снесёт ко всем чертям левую створку, но она идеально, почти до миллиметра вписалась в правый проём, и я удивился точности водителя, который не снизил скорость ни на километр в час, при этом разговаривал по мобильному телефону и даже пытался что-то мне крикнуть перед въездом.

[ сон 2012-05-24 ]

Мы с ней ехали в громадном бронированном внедорожнике по белой безжизненной земле, похожей на один большой кусок гашёной извести. Небо тоже было белое, но напоминало мягкий сыр. Мы ехали задом и очень спешили, уходя от кого-то. По сторонам от нашей дороги рядами встречались чистые дорогие машины, в которых никого не было. Я подсказывал дорогу и пути разворота, но всё же некоторые из машин мы задевали, а то и переезжали.
Нам предстояло так ехать ещё многие и многие годы, кругами по неизвестной планете, по белёсой земле, усеянной дорогими автомобилями.
Я посмотрел ей в лицо, она посмотрела в лицо мне. Через пару секунд я её поцеловал. Она отпустила всё управление и наш транспорт заглох. Ехать больше никуда не надо было, мы добрались до счастья, оно было вокруг нас и внутри нас, мы сами были этим счастьем. Машин вокруг больше не было, ни одной. Пустая земля. Мы целовались. Великолепное солнце на белом небе, похожем на сыр. Чувство ослепительного счастья.
Я проснулся.
Я давно и хорошо знал эту девушку в настоящей, внешней жизни, но я забыл её лицо ещё до пробуждения. Я до сих пор так и не вспомнил её, но ощущения в памяти чёткие, как в тот момент.